пятница, 9 мая 2014 г.

Доступ к архивам в концепции ФЦП «Об увековечении памяти жертв политических репрессий» вытравлен? (окончание)

В продолжение поста:
http://svdrokov.blogspot.ru/2014/05/blog-post_8.html

На вопрос, почему же творческий коллектив НОУ ВПО «РосНОУ» обошел вниманием рекомендации, по-моему, хорошо ответила в первых строках своего произведения поэтесса Ида Вагнер

Я не знала твоих рук –
Полонила их Колыма...
Слать доносы хватало сук,
Стукачами жила страна…

Подробно см.:
http://www.chitalnya.ru/work/906701/

Стукачами жила страна, и поэтому… нижеперечисленного в ФЦП «Об увековечении памяти жертв политических репрессий» ее заказчики не увидели…

Для проведения архивной работы целесообразно: 1. Проработать вопрос о завершении процесса рассекречивания архивных документов по истории политических репрессий советского периода. 2. Обеспечить доступ исследователей, в том числе составителей региональных книг памяти жертв политических репрессий, к архивным материалам. 3. Проработать вопросы, касающиеся создания единой базы данных жертв политических репрессий и мест их захоронений, а также обеспечения к ней широкого доступа.

Необходимо, наконец, рассекретить архивы с тем, чтобы перестать скрывать от самих себя страшную правду о злодеяниях, которые творились у нас в стране. Скрывая всем известную правду, мы сами себя позорим и ассоциируем с тоталитарным режимом.

Обеспечение доступа к архивной информации о политических репрессиях в СССР. Доступ в архивы – одна из важных болевых точек во взаимоотношениях общества и власти. Сегодня в общественном сознании широко бытует мнение, что власть, препятствуя доступу к архивным документам, сознательно, по каким-то своим основаниям, скрывает от граждан правду о прошлом. Де факто закрытость архивов создает впечатление, что нынешняя Россия не порвала с террором тоталитарного режима, считает его позорные тайны своими и скрывает их. Одновременно, ограничение на доступ к архивной информации подпитывает демагогию коммунистов, позволяя им отрицать давно установленные факты.

- Процесс рассекречивания архивных документов имевших ограничительные грифы, до предела забюрократизирован. Установленный Законом о государственной тайне 30-летний срок, после которого документы с ограничительными грифами должны быть рассекречены (за определенными исключениями), на деле во многих случаях превращается в бесконечный.

- Для всех, кроме реабилитированных жертв или их родственников и лиц, действующих по их доверенности, полностью закрыт доступ к хранящимся в архивах следственным делам менее чем 75-летнего срока давности. У очень многих реабилитированных лиц нет родственников или найти их невозможно – таким образом, возможность работы с их делами закрыта в принципе. - Полностью закрыт доступ к следственным делам нереабилитированных (даже для их родственников) вне зависимости от срока давности.

Основными мерами для исправления ситуации мы видим следующие. 3.1. В сфере рассекречивания документов о репрессиях. 3.1.1. Изменить и упростить процедуру рассекречивания документов, имеющих ограничительные грифы. Сейчас государственные архивы готовят документы к рассекречиванию и передают их на решение Межведомственной комиссии по защите государственной тайны (МВК). Необходимо предоставить государственным архивам право и обязать их самим проводить рассекречивание документов, с момента создания которых прошло свыше 30 лет. Ранее такое право у госархивов было. МВК должна заниматься не снятием ограничительных грифов с документов, а наоборот – по представлению архивов лишь продлением сроков секретности, обоснованием продления, установлением таких сроков (5, 10 лет и т.д.). Рассекречивание документов должно происходить в точно установленные сроки, за несоблюдение которых должна быть предусмотрена ответственность соответствующих чиновников.

3.1.2. Обязать ведомственные архивы провести интенсивное рассекречивание документов, связанных с репрессиями, с момента создания которых прошло более 30 лет (для СВР, согласно законодательству – 50 лет). Для процедуры рассекречивания в ведомственных архивах должны быть установлены определенные сроки. Процедура рассекречивания, проводимая в ведомствах, должна быть прозрачной для заявителей, ходатайствующих о рассекречивании тех или иных документов.

3.2. В сфере доступа к архивно-следственным делам, проверочно-фильтрационным делам, личным делам заключенных и спецпоселенцев, судебным делам. 3.2.1. Необходимо внести поправки в нормативные акты, регулирующие доступ к архивной информации о репрессиях. В первую очередь это касается изданного 25.06. 2006 приказа Минкультуры РФ, МВД РФ и ФСБ РФ «Об утверждении Положения о порядке доступа к материалам, хранящимся в государственных архивах и архивах государственных органов Российской Федерации, прекращенных уголовных и административных дел в отношении лиц, подвергшихся политическим репрессиям, а также фильтрационно-проверочных дел». Право доступа к делам реабилитированных лиц должно быть предоставлено ученым, краеведам, составителям «Книг памяти», журналистам, пишущим на темы, связанные с репрессиями.

Не должно существовать ограничений, кроме предусмотренной в законодательстве ответственности за неправомерное (недобросовестное) использование полученной информации. Сегодня отказ указанным категориям пользователей в доступе к следственным делам по сути является превентивным наказанием.

3.2.2. Необходимо обеспечить доступ исследователей и представителей общественности к делам нереабилитированных лиц. В этих делах зачастую содержится важнейшая информация о механизмах репрессий. 3.2.3. Должно быть жестко законодательно определено понятие «личная тайна» во избежание расширительного толкования и использования этого понятия для ограничения доступа к архивной информации.

Создание информационного портала, посвященного увековечению памяти жертв политических репрессий. Портал должен охватывать чрезвычайно широкий спектр информации и отвечать информационным запросам разного рода. В составе портала должны быть предусмотрены следующие фундаментальные компоненты:

- база данных о жертвах политических репрессий; - реестр выявленных мест захоронений жертв политических репрессий; - базы данных (Словари-справочники) руководящих кадров ВЧК-НКВД-КГБ, ВКП(б)-КПСС, прокуратуры, судебной системы; - справочники по структуре органов ВЧК-КГБ и судебной системы; - сведения о ведших дела следователях (как минимум о тех, в отношении которых был вынесен приговор по ст. 193-17); - полнотекстовая база данных всех нормативных актов, на основании которых осуществлялись репрессии; - полнотекстовая база архивных документов, связанных с историей репрессий. Эта база должна включать в первую очередь все важнейшие документы политической истории Советского Союза, хранящиеся в центральных архивах России, а также документы региональных архивов, характеризующие реализацию репрессивной политики центра на местах; желательно также включение документов из архивов других постсоветских и посткоммунистических стран (это превратит портал в эффективный центр международного сотрудничества, так как соответствующие документы хранятся в архивах многих стран).

Дополнением к этим фундаментальным компонентам должны быть: - полнотекстовая (гипертекстовая) база мемуаров (как опубликованных, так и хранящихся в государственных или частных архивах; написанных как выжившими узниками и ссыльными, так и ЧСИРами, оставшимися на свободе); - подробная (рубрицированная по темам, хронологии и географии) библиография по истории политических репрессий; - полнотекстовая база научных публикаций о репрессиях (публикации предоставляются самими авторами или ученым советом с согласия авторов, и включаются в корпус по решению ученого совета); - реестр памятников и памятных знаков жертвам политических репрессий; - максимально полный каталог связанных с темой репрессий экспонатов/предметов/ музейных фондов.

Также в составе портала должны быть предусмотрены: - библиотека художественных и публицистических (м.б. также графических и музыкальных) произведений, затрагивающих тему репрессий (отбираются ученым/методическим советом из числа не охраняемых авторским правом или предоставленных авторами для размещения), с подробным рубрикатором; - подборка краеведческих публикаций о репрессиях в отдельных регионах и соответствующие разделы из курсов «Регионоведения»; - виртуальная музейная экспозиция по истории репрессий (м.б. общая и несколько по более частным аспектам); - методические рекомендации для учителей – как по изложению темы политических репрессий в рамках курса отечественной истории, так и по изучению книги Солженицына «Архипелаг Гулаг» в рамках курса литературы; - подборка лучших уроков по теме истории репрессий.

III. Научно-архивное направление. Обеспечение доступа к архивным документам советского периода, связанным с политическими репрессиями. Доступ в архивы – одна из важных болевых точек во взаимоотношениях общества и власти. Сегодня в общественном сознании широко бытует мнение, что власть, препятствуя доступу к архивным документам, сознательно, по каким-то своим основаниям, скрывает от граждан правду о прошлом. Де факто закрытость архивов создает впечатление, что нынешняя Россия не порвала с террором тоталитарного режима, считает его позорные тайны своими и скрывает их. Одновременно, ограничение на доступ к архивной информации подпитывает демагогию коммунистов, позволяя им отрицать давно установленные факты.

В рамках Программы предусматривается: 1) Создание в государственном архиве каждого региона специализированного фонда и передача в него архивно-следственных дел, с момента заведения которых прошло более 75 лет. 2) Создание в Москве специализированного архива документов, связанных с репрессиями советского времени, а также с деятельностью репрессивной системы (в качестве филиала Государственного архива РФ), передача в него соответствующих фондов профильных ведомств: ФСБ, МВД, ГУИНа МЮ, Генеральной Прокуратуры и др.

Научно-архивное направление. 1. Обеспечение доступа к картотекам трудмобилизованных ИТЛ, ИТК и Наркоматов, их оцифровка и введение в электронные базы данных по регионам (с последующим объединением в ОБД). По Уралу необходимо разрешение на такой доступ в архивы Ивдельлага, Севураллага, Соликамлага, Востураллага, Тавдинлага и др.

Областная Книга памяти жертв политических репрессий не издавалась. В муниципальных районах Саратовской области комиссиями по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий создавались в 2008-2009 годах данные книги малозатратным компьютерным способом в нескольких экземплярах на район. Объем сведений в них почерпнут из справок о реабилитации, активной розыскной работы о дополнительных сведениях на реабилитированных лиц не велось, поскольку члены комиссий совмещали и совмещают основную работу с общественной нагрузкой в комиссиях. По мере принятия общероссийской концепции федеральной целевой программы увековечивания памяти жертв политических репрессий можно будет конкретизировать работу в Саратовской области с определением ответственных лиц, объемов и источников финансирования мероприятий.

Комментариев нет:

Отправить комментарий