пятница, 27 сентября 2013 г.

Новое в доступе к архивам, публичном извещении об их наличии, уведомлении о продолжительности ограничений в доступности

В развитие поста:
http://svdrokov.blogspot.ru/2013/04/blog-post_29.html

Полгода тому назад, в марте месяце, на первой Международной научно-практической конференции «Управление документацией: прошлое, настоящее, будущее», посвященное памяти профессора Татьяны Вячеславовны Кузнецовой, свое краткое выступление я посвятил новейшему направлению практической деятельности национальных архивов, связанное с процессами установления истины, помогающие расследовать нарушения прав человека, совершенные в прошлом.

Рассказывал о том, что 27 сентября 2012 была принята резолюция ООН 21/7 «Право на установление истины», где Совет по правам человека признал важность сохранности исторической памяти относительно грубых нарушений прав человека и серьезных нарушений международного гуманитарного права посредством хранения архивов и др. документов, касающихся этих нарушений.

Дополнительно см.:
http://svdrokov.blogspot.ru/2013/02/blog-post_19.html
http://svdrokov.blogspot.ru/2013/03/blog-post_25.html

Традицию публичного научного обсуждения новейших тенденций междисциплинарной интеграции аспектов деятельности казенных учреждений архивной отрасли я продолжил и в пленарной части работы первой Международной конференции «Документ. Архив. Информационное общество», которая открылась 26 сентября в РГГУ.

На пленарном заседании прошли обсуждение выступления: Двоеносовой Г.А., канд. ист. наук, доц., завкафедрой документоведения (КГЭУ, Казань) «Объект и предмет теории документа: возвращение к дискуссии»; Ивановой О.С., канд. ист. наук, доц. кафедры источниковедения (БГУ, Минск) «Человек в архивных документах: направления поиска и изучения»; Магера Дарюша, доктора (Госархив в Люблине; Естественно-гуманитарный университет в Седлице) «Постмодернистские вызовы архивоведения»; Чирковой М.Ю., магистра госуправления, преп. кафедры философии и социально-политических дисциплин (ПНТУ им. Ю. Кондратюка, Полтава) «Государственные архивы как субъекты политики памяти»; Хорхординой Т.И., д-р ист. наук, проф., завкафедрой истории и организации архивного дела (РГГУ) «Архивы и культура информационного общества».

В своем кратком докладе «О применении хранителями историко-культурного наследия России международных принципов общения ученых со средствами массовой информации» я попытался связать реализацию федерального закона от 8 мая 2010 № 83-ФЗ о предоставлении информации государственным учреждением и ее размещения в сети Интернета с некоторыми «Принципами доступа к архивам», принятыми 28 августа 2012 Международным советом архивов.

Следует отметить, что из десяти принципов МСА доступа к архивам пять имеют непосредственное отношение к (1) организации доступа, (2) публичного извещения о наличии архивов, (3) публичного уведомления о продолжительности ограничений в доступности историко-культурного наследия нации. В отличие от Международного этического Кодекса архивистов, принятым МСА в сентябре 1996, где порядок публичного извещения о наличии архивов и публичного уведомления о продолжительности ограничений попросту отсутствуют.

Там отмечается лишь необходимость информирования пользователя о временном изъятии из дела документов ограниченного пользования (пункт 3).

Как видим, современные требования доступа к архивам требуют разработки и обсуждения принципов общения хранителей историко-культурного наследия наций со средствами массовой информации. Это обуславливается также гипоксией принципов сбора, обмена, систематизации и описания исторической информации в рамках ИТ-технологий и Интернета.

Как показывает практика, бытующее мнение о том, что историк-исследователь, в условиях научного плюрализма, вправе персонифицировать методологическую основу для оценки источника (руководствуясь при этом какими угодно позициями), является вторичным по сравнению с соблюдением правил издания источника информации (как письменного, так и материального), в т.ч. при помощи интернет-сервисов.

Транспарентность историографической информации должна снизить рост размытости понятий, минимизировать публичный (массовый) оборот низкопробных работ и идей, в ряде случаев именуемых как якобы «исторические исследования». Успех будет во многом предопределен требовательностью историков-исследователей и к средствам массовой информации, размещающих их исследования или комментарии. Актуален вопрос диалога и вовлеченности, где журналисты играют центральную роль в представлении мнений всех заинтересованных сторон, а не только ученых.

В этой связи я предложил рассмотреть применение на практике «Руководящих принципов для ученых при общении их со средствами массовой информации», разработанных в рамках финансируемого ЕС проекта Messenger по результатам всесторонних обсуждений с ключевыми участниками и заинтересованными лицами в Европейском Сообществе.

Любопытно, что руководящие принципы признают наличие потенциальных ловушек, которые ждут всех членов научного сообщества (независимо от их дисциплины и специализации), при общении с журналистами и вещательными компаниями. Они также признают необходимость свободы прессы в Европе, бросившей вызов и стремящейся привлечь к ответственности членов научного сообщества. Соответственно, выписываются риски двух сторон.

О рисках сторон, основных выводах «Руководящих принципов для ученых при общении со средствами массовой информации» в междисциплинарной интеграции аспектов деятельности казенных учреждений архивной отрасли и шла речь в моем докладе…

На вопрос к залу, кто знаком с «Принципами доступа к архивам» МСА, поднялась одна рука...

Комментариев нет:

Отправка комментария